Россия


Когда госпиталь расформировали, не успевших долечиться больных распределили по городским больницам. Естественно, некоторые из них на новом месте автоматически перешли под мое попечение. И как-то раз в адрес больницы пришло письмо, на котором значилась моя фамилия. Оно оказалось последним из тех, что писали мне раненые бойцы. Его недавно обнаружил Левон, причем не где-нибудь, а в семейном фотоальбоме.

Разрешите мне от имени больных всего 2-го хирургического отделения поздравить Вас с праздником Октябрьской Революции. Наши пожелания Вам лично и всем членам семьи Вашей: жизни, здоровья, радости и успеха в делах. На медицинском поприще пожелаем Вам успеха в лечении и изобретениях.

Больные отделения, восхищенные Вашей заботой, умелым подходом к больным, Вашей лаской и вниманием, не в состоянии на бумаге выразить свою признательность и благодарность.

Все эти качества большевика-партийца даны Вам партией Ленина-Сталина. Да здравствует ВКП(б)!

Письмо наверняка удивит нынешнюю молодежь, только понаслышке знающую о культе личности и не представляющую атмосферу, в которой мы жили. Тогда ссылки на партию и вождей и здравицы им кстати и некстати никого не удивляли, даже если все это содержалось в частном письме.

Что касается изобретений, упомянутых в письме… Больные, очевидно, были наслышаны о моем устройстве, позволяющем ускорить лечение осколочных ранений голеностопного сустава. Его подразумевал и профессор Дуринян, когда предложил мне заняться диссертацией.