вдруг не путайте

В больницу я поехала вместе с племянницей Ритой. Даже сейчас, по прошествии шестнадцати лет после нашей первой за долгие годы и, к сожалению, последней встречи, я с содроганием в сердце вспоминаю посещение больницы. Санитарка привела Елену и оставила нас в комнате свиданий. Перед нами с Ритой стояло наголо остриженное бесполое существо с потухшим взглядом, в драном фланелевом халате, с оставленными горячим утюгом подпалинами, в тапочках на босу ногу, с чёрными от грязи пятками. Мельком взглянув на дочь, она повернулась в мою сторону и пробормотала что-то неразборчивое.

– Мама, это Изабелла, твоя младшая сестра, – несколько раз громко произнесла Рита, но никакой реакции на это не последовало.

Чтобы как-то разрядить обстановку и чувствуя нестерпимую жалость, скорее похожую на боль, я попыталась обнять Елену. Она грубо меня оттолкнула и поспешила к выходу. Рита устремилась за ней, всучила ожидавшей за дверью санитарке кое-что из предназначенной для матери одежды и корзину с фруктами.



– Тетя Белла, может, вам стоит переговорить с дежурным врачом? –полувопросительно предложила племянница. Но разговора не получилось. У врача не нашлось для нас ни тепла, ни элементарного сочувствия.

– У вашей больной дьявольски здоровое сердце. Другие с подобным диагнозом и с нашими-то методами лечения не выдерживают и двух–трех лет, а ей все нипочем.