Почему Джон Кеннеди встал на колени перед Католикосом Вазгеном (видео)

За несколько дней до того, как с меня сняли корсет и навсегда уложили в постель, старший сын показал мне свою новую, еще не обжитую квартиру. Квартира трехкомнатная, в самом центре города. Я волей-неволей вспомнила неудобства, выпавшие нам с Левоном и детям за те двадцать без малого лет, что мы прожили в нашей коммунальной квартирке. Как хорошо, что Сережа будет избавлен от этих мытарств! У меня просто нет слов, чтобы высказать, как я за него рада.

Правда, возвратившись домой, я немного загрустила. Скоро Сережа с Беллой справят новоселье, и, значит, я не смогу больше каждый день общаться с любимыми моими внучатами и симпатичной невесткой. Жора лишь ускорил момент прощания, затеяв у нас ремонт. Конечно, ремонт – это замечательно, но начат он явно некстати. Жора не послушался доводов Сережи: мол, сначала я заберу маму к себе, а потом уж зови мастеров. Ремонт начался, и меня перевезли к старшему брату, благо живет он неподалеку от нас.

Хотя… Надо признать, аргументы Жоры насчет того, что ремонт необходимо начинать безотлагательно, довольно весомы.



– Посуди сама, мама, к тебе теперь все время будут приходить гости – коллеги по работе, старые знакомые, мало ли кто… Тебе же будет перед ними неловко. Комната уже лет десять не ремонтирована