Это здание будет очищено

Поскольку вся наша великолепная пятерка владела армянским языком несравненно лучше, чем русским, у всех нас возникли проблемы при поступлении в школу. В частности, у меня они оказались наиболее серьезными.

К этому времени я практически не говорил по-русски. Поэтому на собеседование я отправился не с мамой, а с тетей Ниной, о которой я уже писал. Тетя Нина была председателем родительского комитета школы, куда меня привели поступать и которую заканчивал ее сын. О своем двоюродном брате я расскажу отдельно, а пока меня представили завучу школы, маленькой щупленькой старушке, которая, открыв букварь, ткнула пальцем в первую попавшуюся картинку и попросила рассказать о ее содержании. Я бойко принялся за рассказ, только говорил на армянском языке. Меня вежливо остановили и попросили перейти на русский. Я продолжил рассказ на армянском. На удивленный взгляд завуча, обращенный к моей тете, та невозмутимо ответила. что я прекрасно понял вопрос, заданный мне по-русски. Этого оказалось достаточным, чтобы меня зачислили в русскую школу.