Позорная ситуация Степа Сафарян сердито вышел из здания.


Средний сын Николай был моим ровесником. В школе мы оказались с ним в одном классе, в котором училось много детей из нуждающихся семей. Поскольку после школьных уроков я посещал уроки музыки (об этом этапе своей биографии я напишу отдельно), мне в портфель клали бутерброды. Но я предпочитал оставаться голодным, нежели завтракать в присутствии полуголодных одноклассников. Поэтому я, выходя из дома, сразу же вытаскивал свой завтрак из портфеля и прятал его под валуном, лежащим недалеко от нашего подъезда. Кто-то из соседей сообщил об этом моему отцу, который в тот же вечер продемонстрировал домочадцам кучу высохших бутербродов, вытащенных из-под камня. В качестве наказания меня на два часа поставили в угол, в котором я, как мне тогда показалось, придумал выход из создавшейся ситуации: я решил отдавать свои завтраки Николаю, но он, к моему большому огорчению, отказался их брать.

Самой младшей в этой семье была дочь Валентина, которая родилась в первые месяцы после начала войны. Своего отца она видела только на фото. (Я так подробно описываю детей тети Маруси, так как со всего двора только они, я и сын слесаря Никиты учились в одной и той же русской школе).