Секрет спасения армян закодирован в наших буквах: арменовед



Где-то в семь часов утра грузовик выезжал из Еревана и часикам к пяти вечера мы добирались до Степанавана. Дорога туда мне запомнилась веселыми песнями из трофейных кинофильмов, заполонивших экраны ереванских кинотеатров, остановками на завтрак в живописных ущельях и вечно окутанным туманом Пушкинском перевалом. Родители отправлялись на поиски жилья, потом выгружались вещи, и все, как убитые, заваливались спать. Утром главы семейств отправлялись в обратный путь и начинались обычные дачные будни с групповыми походами на рынок, в городской парк культуры и отдыха, куда с концертами приезжала очень популярная в то время певица Арев Багдасарян.

Наши отцы прилетали в Степанаван практически каждую субботу и возвращались в Ереван утром в понедельник. Самолет, на котором они прилетали, был двухместным, с открытым верхом. Летчик выдавал пассажирам шлемы и очки. Стоимость билета составляла 6 рублей. Однажды родители уговорили летчика пролететь над домом, в котором мы квартировались. Мы были предупреждены заранее и высыпали во двор в ожидании их пролета. Нашей радости не было предела, когда в небе над домом появился самолет, в котором за летчиком друг за другом восседали наши отцы и отчаянно жестикулируя, посылали нам воздушные поцелуи и приветствия. Естественно, мы с земли отвечали им тем же.

В Степанаване отдыхала со своим младшим сыном и супруга Грачья Нерсесяна. Однажды пронесся слух, что ее сын, играя с ножницами, проткнул себе глаз и его срочно оперировали. Слава богу, глаз удалось сохранить и теперь об этом трагическом случае свидетельствует лишь небольшой шрам.

Еще одно ЧП произошло с моим двоюродным братом Левоном, которому в рот попал волосок от пшеничного колоса. Он начал отхаркиваться и еще больше усугубил свое состояние, поскольку волосок умудрился еще дальше проникнуть в глубь горла. Маме пришлось срочно отвезти его в больницу и с помощью соответствующих инструментов вытащить пшеничный волосок из горла моего двоюродного брата. Такой испуганной я ее никогда не видел. Кроме этих двух случаев, заставивших изрядно поволноваться всех дачников, я ничего особенного не могу вспомнить. Разве что девственный сосновый бор с широченными стволами сосен. Мы подбирали валяющуюся под деревьями кору и вырезывали из нее кораблики, а племянник тети Эммы, который был самым старшим в нашей компании, умудрился вырезать из коры все шахматные фигуры.