Тиран Локмагезян

Лето 1954 года запомнилось мне тем, что я, как мне тогда казалось, впервые влюбился, и случилось это в Кисловодске. Туда я попал с семей дяди Гевонда, того маминого брата, который подарил нам стулья. После преждевременной кончины своей мамы — тети Кармен их единственный сын Юрий оставил учебу в музыкальной школе-десятилетке, перешел учиться в обычную школу, а затем поступил в политехнический институт. Это он, после того, как закончил учебу в аспирантуре, остался жить в Москве и стал крупным ученым. Через два года после смерти жены, дядя снова женился на своей коллеге по университету Галине Николаевне Коровиной , и в 1951 году у них родилась дочь Наталья. В Кисловодск мы поехали в специально нанятом для этой цели автомобиле “Победа”, водитель которого прихватил с собою почему-то еще свою дочь. Так что в салоне было достаточно тесно. К тому же выяснилось, что меня и тетю Галю укачивает, и пока мы добирались до конечной точки, водителю приходилось часто останавливаться и выпускать нас из машины.

В Кисловодске дядя снял одну комнату на втором этаже двухэтажного дома с П-образным балконом, на который выходили еще пятнадцать комнат. В них проживало несколько местных девушек, которые, будучи старше меня на три-четыре года, почему-то сразу же начали проявлять внимание к моей особе. В частности, в первый же вечер они пригласили меня на танцы в находящийся рядом с нашим домом клуб строителей, в котором играл джаз-оркестр, а вход был платным. Перед поездкой мама дала мне пять рублей, так что, для первого раза этих денег хватило на покупку пяти билетов.

В последующие дни я старался возвращаться домой с прогулок по Кисловодскому парку после девяти часов вечера, чтобы не попадать в неловкое положение. В одну из этих прогулок я набрел на компанию, состоящую из моего одноклассника, приехавшего в Кисловодск также с семьей своего дяди, его двоюродной сестры и ее подруги, с которой, много лет спустя, я вместе работал в правительстве республики. До встречи со мной они успели подружиться с двумя москвичами — братом и сестрой Краковскими, приехавшими отдыхать вместе со своей матерью. Мы тут же перезнакомились и хочу заметить, что мое знакомство с москвичами переросло в глубокую дружбу, которая продолжалась еще лет двадцать, вплоть до того момента, когда они навсегда уехали из СССР. В 2000 году, будучи в командировке в США, я нашел их через Интернет.