Уважаемые мужчины,

Когда мы уже учились на четвертом курсе, Давид поступил на работу в очень популярный тогда научно-исследовательский институт, занимающийся проектированием систем управления “ЦНИЛСУ”, в котором занимался разработкой монтажных схем. Попутно он увлекся собаководством, в основном увлекался догами, приводил их к нам домой, и мои дети с упоением наблюдали, как его очередной любимец в один присест расправлялся с тортом, испеченным моей супругой специально для вечерних гостей.

А еще Давид выучился игре на гитаре, и даже один раз выступил на телевидении, исполняя русские романсы.

Став помощником Предсовмина, я на просьбу одного из знакомых министров найти для него помощника, порекомендовал ему Давида. Там он быстро навел порядок в канцелярии, поставив делопроизводство на прочные рельсы. К сожалению, у него вскоре скончалась мама, и моему другу пришлось залезть в долги. Узнал я об этом слишком поздно, когда сумма долга с процентами приблизилась к четырем тысячам рублей. Теперь уже мне пришлось просить министра включить его в список сотрудников министерства, которых за хорошую работу в тот год решили поощрить покупкой автомобиля. Это было перед самым распадом СССР. Продав машину, Давид сполна расплатился со всеми своими кредиторами.



Наступили в Армении голодные и холодные годы. Воспользовавшись территориальной близостью Армпатента с его министерством, я решил принять более активное участие в его холостяцкой жизни, оформив Давида к себе на работу по совместительству. Я поручил ему заниматься вопросами снабжения, что для вновь создаваемого ведомства было довольно трудно решаемой проблемой. Коллектив одобрил его приход, увидев в Давиде исключительно порядочного и исполнительного сотрудника. Однако жизнь в полном одиночестве, некалорийная пища и, в особенности, холод подорвали его и без того шаткое здоровье. Его сердечная мышца очень ослабла. Мои попытки уговорить его оформить свои отношения с подругой, с которой он дружил еще с тех лет, когда оба увлекались собаками, хоть и увенчались успехом, но, к сожалению, было слишком поздно. Мне кажется, что он тянул с браком, зная что его подруга уже кандидат наук, и его женитьбу с нею некоторые могут расценить как неравный брак. Когда же он, наконец, решился на этот шаг, было, увы, очень поздно. Продав свою однокомнатную квартиру и переехав к супруге, Давид успел пожить в нормальных условиях всего лишь несколько месяцев. Он скончался в 1997 году.