Контингент Армении выведен из Казахстана



В одном из предыдущих рассказов я написал, что один из моих двоюродных братьев учился в те годы в аспирантуре Московского энергетического института (МЭИ), и его научным руководителем был тогдашний чемпион мира по шахматам Михаил Моисеевич Ботвинник. Именно к его помощи обратился мой брат с просьбой походатайствовать о выделении двух билетов на командную встречу теннисистов СССР и США, которая в силу своей необычности (подобная встреча в истории контактов спортсменов двух стран проводилась впервые) состоялась в обстановке невероятного ажиотажа в Москве в конце июня 1961 года. Наша просьба была удовлетворена, и мы провели с братом два прекрасных вечера на трибунах теннисного стадиона в Лужниках.

Второй раз мой брат обратился с аналогичной просьбой к Михаилу Моисеевичу в начале июля 1965 года, когда в Москву приехал тогдашний чемпион мира по футболу – сборная Бразилии во главе с легендарным Пеле. На этот раз Михаил Моисеевич достал три билета, в том числе и для себя. Так мы оказались на трибуне Лужников втроем, и мне представилась возможность не только очно познакомиться с чемпионом мира, но и наблюдать за ним в течение всего матча, безнадежно проигранного нашими спортсменами. Трудно описать, какой ажиотаж царил на трибунах стадиона перед началом и в первые минуты после начала матча. Страсти поутихли сразу же после первого гола, забитого Пеле в ворота сборной СССР в середине первого тайма. В середине второго он забил еще один мяч. Михаил Моисеевич очень переживал за неудачу нашей сборной, пропустившей еще один гол после удара Флавио. Меня поразил его профессиональный разбор ошибок, допущенных нашими спортсменами, с которыми он поделился с нами после матча по дороге к станции метро “Спортивная”.

Мог ли я тогда предположить, что это было мое последнее посещение Лужников. Теперь, проезжая мимо стадиона, я вижу только стены ставших для меня родными спортивных сооружений, и каждый раз с грустью вспоминаю памятные минуты, пережитые мною на его трибунах.