Видео.Мы умерли и получили ранения в Карабахе. сирийские наемники жалуются на то










Работал на сооружении большого купола Бюраканской обсерватории, директорствовал в текстильной промышленности, а вот в 1989-90 годах был председателем исполкома горсовета Чаренцавана, стал депутатом Верховного Совета Армении. Участвовал в переговорах по Карабаху в рамках СБСЕ в 1991-92 годах. Будучи «центристом» по своей новой политической ориентации и человеком с собственным мнением, Хосров Арутюнян долго на посту премьер-министра удержаться не мог, и в феврале 1993 года его место занял ходивший у него в замах молодой специалист-экономист Грант Багратян, большой поклонник Гайдара. К армяно-российским переговорам Хосров Арутюнян относился со всей должной серьезностью и нас с Севой принял очень хорошо.

А в перерыве между встречами в правительстве меня позвали в МИД, где объявились ходоки из Красносельска. Это были в основном русские люди, дети поселившихся здесь в прошлом веке молокан. В Красносельске их к тому времени оставалось около двух тысяч. Были молокане еще и в Ереване, а также в селах наподобие Фиолетова и Лермонтова, разбросанных в северной части Армении. Пришли они в столицу просить защиты от азербайджанских обстрелов, которые продолжаются денно и нощно, так что люди вынуждены прятаться в подвалах и погребах и приостановили полевые работы.

После беседы с руководством МИДа красносельцы попросили встречи с русским послом, через которого надеялись обратить внимание российского правительства на свое бедственное положение. Я, естественно, внимательно выслушал соотечественников и тут же отбил телеграмму в Москву, но прозвучала она, как глас вопиющего в пустыне, как я и предполагал. Именно поэтому я не счел возможным отмалчиваться при встрече с журналистами и прямо назвал агрессией действия азербайджанцев на красносельском направлении тем более, что там были жертвы среди армянского и русского населения. На следующий день это мое заявление попало в останкинские «Новости».