Пегова из Донбасса









И на этот раз ко мне приходили корреспонденты. Первым был Максим Оганисян, главный редактор газеты «Арцах» (бывший «Советский Карабах»). Это интервью вроде было напечатано, но газету я сам не видел. Большое интервью я дал газете «Хайк», номер которой у меня в архиве, по-моему, есть. А вот собкор «Комсомолки» Вартан Алоян и завотделом этой газеты Владимир Ларин проговорили со мной не меньше часа и ничего не опубликовали. Видимо, сказанное мною не совпало с линией газеты, далекой от сочувствия армянам и карабахцам.

Поговорив с журналистами, а потом с профессорами-карабахцами, работавшими в Ереване (это были директор Института механики Академии наук, завкафедрой высшей алгебры ЕрГУ и другие), я присоединился к Олеандрову, и мы, ведомые Григором Арешяном, отправились на «Разданмаш», к Тельману Тер-Петросяну, старшему брату президента. Он там — директор, довольно успешно осуществляет конверсию, выполняет договорные поставки в Россию самолетами, ремонтирует танки и зенитки, делает сенокосилки и кофемолки. Это все мы увидели летом 1992 года. Уезжая через два года, я знал, что «Разданмаш» выдержал трудности блокады и продолжал выпускать конкурентоспособную продукцию, несмотря на то, что авиаперевозки оставались единственным средством доставки его продукции покупателям за пределами Армении. Сам Тельман однажды сказал мне, что его предприятие не только выжило, но еще и прибыль умудряется приносить. Иностранные наблюдатели, а их приезжало в Армению немало на всякие конгрессы и просто так, на разведку, могли констатировать, что утверждения директора «Разданмаша» соответствуют действительности. В 1997 году Тельман Тер-Петросян скончался. Армения понесла действительно тяжелую утрату.

Тогда же, при первой встрече, Тельман Акопович делился планами создания транспортной артерии по оси Персидский залив — Черное море через Иран, Армению, Грузию, Россию — в Европу. Во всяком случае постоянный мост через Аракс в Зангезуре уже строить начинали, по крайней мере, с армянского берега, но, естественно, с согласия иранцев. И задумывались о реконструкции 100-120 километров автодороги через Зангезур в направлении Севана и Еревана.

В конце 1995 года армяно-иранский мост через Аракс у райцентра Мегри уже функционировал, что в известной степени ослабило азеро-турецкую блокаду.