Арцрун Ованнисян










После того как в странах, подвластных им, был восстановлен мир и [изгнаны] все грабители, когда ‘возросло число монастырей и прославились обряды церковные, нечто иное запало в душу ишхану Закарэ; он видел, что грузинское войско вместе со своим царем имело при себе священника и везде они служили обедню, а у него самого в пути не было церк-

166
вей, ибо у армян не было этого обычая || исстари, с тех пор как высокородные ишханы армянские были уничтожены персами и измаильтянами. Грузины упрекали армян в том, что у них в пути нет церквей и они остаются без причастия и не празднуют праздников божьих мучеников по истечении каждого дня. Это причиняло ему (Закарэ) сильную боль.

Тогда он спросил своего духовного отца, основателя монастыря Гетик, великого вардапета Мхитара, которого прозвали Гошем. И тот ответил: «Никогда не было, чтобы цари наши или ишханы нуждались в дорожных церквах, в местах службы и обедни». Опрашивал он и других вардапетов, и те рассказали ему о том, как при великом и могущественном царе Трдате шатер и алтарь перевозили по царскому стану и как при святых Вардане и его сподвижниках крещение и причастие совершались в ставе войска, и о том, как святые мученики Хиберикос и Филофеос1 написали иерею Иаковбосу, дескать: