Григор


Приближенные усаживают хана на коня. Дрожащей рукой берется он за раззолоченную узду, и скакун, почуяв хозяина, радостно вздрагивает и с силой бьет копытами о каменные плиты.

И шатается хан, еле держится он в седле, мелкая дрожь пробегает по телу, и поводья выпадают из рук.

— Снимите меня с коня!.. Не хочу! — приказывает он.

Замолкла воинская труба, и обезлюдела площадь.

Могуществен Чингисхан. Он может повелеть — и в одно мгновение Багдад, град халифов, скроют пенистые волны Тигра или до самого солнечного диска поднимется сыпучее море аравийских песков; по его приказу могут погрести под землей всю страну франков — но он не в силах обуздать своего коня.

Болен, смертельно болен хан.

— Эй, визирь, — с трудом шепчет он, — смерть моя близка… Повелеваю окружить город войсками в полном вооружении… Стерегите все-стены, ворота, башни, чтобы смерть не прокралась во дворец! Стерегите неусыпно со всех сторон — на крыше, у дверей, у окон, чтобы смерть не проскользнула… Устройте засады, и когда придет смерть, — схватите, убейте ее!