Sergey Danielyan



Нар-Дос был одним из больших и преданных мастеров нашего реалистического романа. При этом он умел скрыть движения своего сердца за внешним объективизмом — в его произведениях никогда не выпирала ни точка зрения автора, ни тенденциозность.

В своей невидимой, скрытой от взоров, внутренней лаборатории он внимательно и скрупулезно исследовал при свете реальности бушующее море человеческой жизни — борение страстей, борьбу интересов, горе, угнетение, страдания и страдальцев, хищников, пожирающих ближнего, и тех, кто становится их жертвой, победителей и побежденных — весь этот общественный водоворот.

Регистрирующие устройства его творческой лаборатории тщательно фиксировали каждый случай, предмет, факт, явление реальной жизни и затем, пройдя через горнило его души, эти беспристрастные и бесстрастные фиксации оживали и индивидуализировались, персонажи обретали плоть и кровь, эмоции, события и факты осмыслялись и получали оценку. С мастерством тончайшего художника он умел незаметно передать читателю свои симпатии и антипатии к тому или иному образу или явлению. И читатель вместе с автором любил любимого и ненавидел ненавидимого писателем героя. Так Нар-Дос выполнял функцию воспитателя общества. В этом-то и заключается как важнейшая цель всякого настоящего писателя, так и смысл литературы. В его произведениях мы видим неумолимое обличение, гнев и ненависть ко всем и всяким угнетателям, безжалостным и жестокосердным, к невежеству и предрассудкам — и любовь, сочувствие к забитым, к обездоленным, веру в прогресс, в лучшее, светлое будущее.